RSS
fb
vk
tw
yuotube
12+
Главная » 1(31)2004 » Титаник, оставшийся в памяти навсегда

Просмотров: 3 903
Об авторе
Автор статьи:

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

Все началось с простого письма. «Не хотели бы вы погрузиться на Титаник?» Ответ очевиден. На самом деле идея возникла два месяца назад.

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

Мы сидели в номере отеля в Парк-Лейн и планировали погружения с насыщением на корабль-близнец «Титаника» — «Британик». Никто даже не предполагал, что приглашение действительно придет.

Уже несколько дней спустя Лей Бишоп, Карл Спенсер и я были на борту самолета, направлявшегося в Сент-Джонс, на Ньюфаундленд. Научное судно «Академик Мстислав Келдыш» мы увидели из самолета, когда заходили на посадку. Он стоял как огромный белый кит размером с айсберг, прямо у входа в гавань. Айсберг в июне!

Сент-Джонс — это место, где вы наверняка встретите белых медведей, рыскающих среди мусорных баков. Мы провели там один день и были готовы выйти в море.

В эпоху, предшествовавшую падению Берлинской стены, «Келдыш» использовался в качестве морского научно-исследовательского судна, в настоящее же время судно выполняет чартерные рейсы для туристов и ученых, желающих побывать в районе гибели «Титаника» или возле геотермальных источников в Тихом океане. В середине 90-х судно было использовано Джеймсом Камероном при подготовке к съемкам его нашумевшей киноленты.

Итак, наша команда, состоящая из инструктора подводного плавания, инженера отопления и пожарного, собралась погружаться на самый известный рэк в мире. Погружения должны были проводиться на спускаемых аппаратах «Мир», двух из четырех существующих в мире подводных аппаратов, способных забираться на самые большие глубины. «Келдыш» — единственное судно, которое в состоянии проводить спуски двух аппаратов одновременно. Конечно, все это не было развлечением для нас: мы должны были провести ряд экспериментов, а также детально осмотреть некоторые части корабля, и это должно было помочь нам при проведении погружений на «Британик».

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

Русская команда была просто выше всяких похвал, и создавалась иллюзия, что члены экипажа возникают из ниоткуда. Мне кажется, что мы ни разу не видели одно и то же лицо дважды. Где-то в недрах корабля скрывалось более 90 человек, все приветливы и всегда рады помочь, но в большинстве своем никто не говорил по-английски. В связи с этим брифинги, да и любые разговоры, вроде обсуждения меню, приобретали несколько комичный оттенок. Несколько раз Лей тыкал пальцем в меню, показывая, что он хотел бы съесть — только для того, чтобы получить что-то абсолютно другое. При погружениях мы также практически не общались — каждый раз двое из нас погружались с русскоязычным пилотом. Карл упорно заучивал русские фразы в течение 12-часовых погружений и ему хватило способностей, чтобы научиться произносить: «Откуда просачивается вода?»

Спустя два дня судно подошло к месту погружений. Я еще лежал, когда меня разбудила громкая русская перекличка, и понял, что судно остановилось. Все чувства как-то обострились. Нас окружала зеркальная водная гладь, покрытая туманом, напоминавшая о 1500 человеческих жизнях, прерванных в ту спокойную апрельскую ночь.

Титаник, оставшийся в памяти навсегдаТитаник, оставшийся в памяти навсегда

Мы должны были прослушать брифинг касательно погружений, встретить наших пилотов и осмотреть «Миры». Аппараты «Мир» — триумф технологий, они способны достигнуть глубин более 6500 м (получалось, что «Титаник» находится в комфортной зоне — «всего» 3750 м!). Основа «Миров» — сфера диаметром 2,5 метра, теоретически способная выдержать погружение на 12000 метров. Экипаж — до трех человек. Тем не менее, если вы страдаете клаустрофобией, не вызывайтесь добровольцами. Вся внутренняя сфера, заполненная проводами, соединениями, частями видеокамер, очень напомнила нам космический корабль «Аполлон». Казалось, что там едва-едва хватит места для нас и наших бутербродов. Теоретически команда из трех человек может выжить в таких условиях в течение 100 часов — на такое время рассчитан запас кислорода и поглотителя CO2.

Наше погружение должно было состоять из 7 часов на дне и 5 часов, необходимых для спуска и подъема. Миссия совмещала несколько заданий, включавших сравнение корабля с «Британиком». Только теперь мы поняли, насколько нам повезло, что мы стали частью экспедиции.

«Академик Мстислав Келдыш» — это научная лаборатория, к сожалению, больше не финансируемая российским правительством. Тем не менее судно продолжает проводить исследовательские работы в различных точках земного шара. Разгадка проста: «на плаву» его поддерживают в основном частные научные экспедиции или «туристические» погружения, такие, как экспедиция на «Титаник». Все это, мягко говоря, грустно, поскольку «Миры» способны исследовать 80 процентов территории Мирового океана, но для этого не хватает… финансирования!

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

…Настал долгожданный день. Перед погружениями внимательно отслеживаем уровень потребления пищи и жидкости в связи с ограниченными возможностями туалетов на подводных аппаратах. Мы с Карлом должны погружаться на «Мире-2». Наблюдаем, как спускается на воду «Мир-1», а заодно смотрим за работой парня с «О»-рингом (уплотнителем). Один из русских тщательно готовит «О»-ринг основного люка. Если уплотнение прохудится, дело будет швах. Конечно, люк изготовлен так, что контакт между металлическими частями идеален, и «О»-ринг помогает лишь отчасти, но тем не менее было исключительно приятно наблюдать такую тщательную подготовку.

Вот и наша очередь, улыбки и рукопожатия во время финального инструктажа. Наш пилот — Евгений Черняев, или просто Женя, один из самых опытных пилотов спускаемых аппаратов, совершивший более 200 погружений только на «Титаник». И вот Женя запирает люк. Теперь назад пути нет. Да мы и не смогли бы, пожалуй, сказать по-русски: «Я передумал».

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

В 10:13 утра 29 июня 2003 года началось одно из самых памятных погружений нашей жизни. Когда «Мир» коснулся воды, я живо представил себе того парня, что запрыгивал на аппарат, чтобы отцепить трос.

Это вполне приятная работа в хорошую погоду, но во время шторма русским приходится приложить все навыки наездников на родео, пытаясь отцепить или прикрепить «Мир», при этом почти полностью скрываясь под водой.

Мы спускаемся со скоростью 100 метров в минуту. Достигаем 100 метров, свет меркнет. Всего через 4 минуты с начала погружения я достиг максимальной глубины, на которой когда-либо бывал. В 10:52 мы достигли глубины 1000 м. Температура воды упала до 4,2°С. Глядя через акриловое окно толщиной в 20 см, я вижу фосфоресцирующий планктон, вспыхивающий как маленькие ракеты. На глубине 2000 метров температура 3,1°С, давление — 200 Бар. Радиосвязь с поверхностью напоминает запись разговора с космическим кораблем из Центра управления полетами. Каждое слово сопровождается многократным эхо.

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

В 12:25 эхолот показывает, что нам осталось всего 100 метров, и мы начинаем корректировать траекторию нашего спуска. С потолка капает конденсированная влага, и я уверен, что мой партнер, как и я, украдкой бросает настороженные взгляды на люк. Женя выглядит уверенно.

В 12:29 увидели ровное илистое дно, покрытое белыми хрупкими звездами. «Мир-1» также на дне и направляется к «Титанику». Океанические течения оттащили нас от корабля на один километр. Женя абсолютно спокойно объясняет, что навигационная система сломалась, и мы находимся на глубине 3780 метров, абсолютно ослепнув. Жизнь становится похожа на голливудский сценарий!

Наконец в линии вновь появились сигналы, и мы направились в сторону затонувшего корабля. Карл и я прилипли к иллюминаторам.

В поле зрения возник нос «Титаника», «Мир-1» освещает его. Я погружался на сотни затонувших кораблей, но «балет», устроенный «Миром», сделал это погружение самым феерическим. Оба аппарата скользят в метре друг от друга, занимаясь каждый своим делом.

«Титаник» разломлен надвое в кормовой части, за трубой № 3, между котлами и машиной. Корма находится в 600 метрах. Капитанский мостик разрушен, лишь одиноко стоящий телеграф напоминает памятник.

Корпус гиганта заполнен жизнью, медленно разъедающей корабль. На таких глубинах доминируют колонии микробов, у которых на меньших глубинах слишком много конкурентов. Все судно покрыто ржавыми «сосульками». Первоначально их принимали за следы химического разложения, но затем было точно доказано, что это колонии микробов, медленно пожирающих корабль. Донные микробы стали предметом изучения ученых, специально совершавших здесь погружения. Эти существа обладают антибактериальными свойствами и очищают окружающую среду (например, поглощают нефть). Они даже способны вырабатывать энергию!

Титаник, оставшийся в памяти навсегда

Покружив несколько часов вокруг носа, мы заскользили к корме. Все здесь заполнено свидетельствами былой человеческой деятельности на корабле: обувь, тарелки и другая утварь — все в превосходной сохранности. Корма полностью разбита, везде обломки, единственный узнаваемый предмет — главный движитель высотой с четырехэтажное здание. «Мир» направляется между машинами, и мы жадно отмечаем все детали. Наш полет между двигателями-левиафанами подобен прохождению через некий портал, охраняемый двумя гигантскими сфинксами. «Мир» начинает цепляться за обломки судна, и мы останавливаемся, не желая стать еще одним объектом подводной археологии для грядущих поколений исследователей.

В 19:14 приходит время начинать подъем, и тут я понимаю, что совершенно не чувствую ног. По состоянию Карла видно, что он смог бы пообедать даже в «Макдоналдсе», но его очередную просьбу о еде мы пропускаем мимо ушей. Наконец Женя уступает его просьбам и устраивает ланч. Самый глубоководный обед в нашей жизни.

…«Мир-1» начал подъем два часа назад, и мы совершенно одни. Женя выключает свет на время нашего молчаливого возвращения на поверхность. Я сделал больше тысячи фотографий, и если получится хотя бы одна, буду просто счастлив.

Спустя два с половиной часа мы оказываемся на поверхности. Темно, «ковбой» пристегивает нас, и мы болтаемся на ощутимых волнах. Наконец мы закреплены на палубе, и люк открывается.

Чтобы вы сказали после погружения на «Титаник»? Как бы вы поприветствовали надводный мир: вернувшись на поверхность? Это почти как выход на сцену, когда весь мир — зрительный зал. Аплодисменты. Миссия завершена.

Текст: Kevin Gurr
Фото: Leigh Bishop
Перевод: Кирилл Егоров «Celt»

Архивная статья из № 1 (31) за 2004 г.

Рубрики: 1(31)2004, Архив

Метки: , , , , , , , ...

СВЕЖИЕ КОММЕНТАРИИ

система комментирования CACKLE

  • Календарь мероприятий

    Нет предстоящих мероприятия в указанный период времени.

Дайвинг - рейтинг DIVEtop WebDive. Top100 DiveLIST.ru Рейтинг лучших дайв-ресурсов рунета. Top100dive - most popular diving websites
Поддержать сайт на DIVEtop.ru :
1111111111111111